a2А аналитическая правовая база

13.05.09 : Статья 327 УК РФ – Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

ОБЗОР судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.159, 160, 165, 242, 327 УК РФ
C сайта Кемеровского областного суда


Общественная опасность деяния состоит в том, что оно нарушает установленный порядок обращения с официальными документами, штампами, бланками, печатями, а также права граждан.

Непосредственный объект - установленный законом порядок удостоверения фактов, имеющих юридическое значение.

Предметом преступления в ч.1 ст.327 УК являются официальные документы, в том числе и удостоверения, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, бланки.

Документы принято подразделять на неофициальные и официальные. Именно за подделку в целях использования или сбыт последних предусмотрена ответственность в российском уголовном законодательстве. Однако законодатель в ст. 327 УК конкретно не указывает, какие именно документы считать официальными.

Официальный документ будет признан таковым в том случае, если он предоставляет обладателю права или освобождает от обязанностей. Рассматриваемый состав преступления отсутствует, если подделан, изготовлен, сбыт документ, который не предоставляет никаких прав и не освобождает от обязанностей, а равно документ, исходящий от частного лица, даже если он и заверен нотариусом, должностным лицом.

Объективную сторону преступления образуют: подделка официального; сбыт поддельных официальных документов, государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (любая форма передачи этих предметов другим лицам); изготовление государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (создание их целиком со всеми реквизитами либо внесение в подлинные штампы, печати, бланки изменений, искажающих их суть). Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из действий, образующих объективную сторону.

Подделкой или подлогом документа, награды, штампа, печати, бланка являются: (1) полное составление заведомо ложного документа либо полное изготовление поддельной награды, штампа, печати, бланка; (2) полное или частичное изменение подлинного документа, награды, штампа, печати, бланка (т. е. изменение текста, числа, номера путем переправки букв, слов, фраз, цифр, перестановки их, вставки, добавления, подчистки и вытравливания с последующим обозначением на подчищенных или вытравленных местах других слов, фраз, цифр или без этого, удалением или подклейкой частей документа и т. п.).

Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст.233 УК и дополнительной квалификации по ст.327 УК не требует (п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 №9).

Сбыт - возмездная или безвозмездная передача другому лицу.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Лицо осознает общественную опасность совершаемых им действий в отношении конкретных предметов и желает их осуществить.

Подделка официального документа и изготовление поддельных государственных наград, штампов, печатей и бланков осуществляются в целях их использования, как самим подделывателем, так и иным лицом. Таким образом, при изготовлении и подделке необходимо наличие цели использования поддельного предмета.

Субъект преступления - частное вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Обычно это лицо, подделавшее документ. Подделку официальных документов должностным лицом при наличии всех необходимых признаков следует квалифицировать по ст.292 УК.

Часть 2 ст.327 УК предусматривает ответственность за те же действия, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.

В ч.3 ст.327 УК содержится самостоятельный состав преступления: использование заведомо подложного документа. Его предметом является заведомо подложный документ (а не штампы, печати, бланки) - как официальный, так и личный. Использование означает предъявление подложного документа (показ) либо представление его (на предприятие, должностным лицам) в качестве подлинного с целью получения прав или освобождения от обязанностей. Преступление окончено с момента предъявления подложного документа.

Если вместо своего удостоверения лицо предъявляет документ своего сослуживца, данный состав отсутствует. Использование подложного документа может быть одноразовым, а может быть и длящимся преступлением. Это обстоятельство следует учитывать при исчислении сроков давности уголовного преследования.

Для квалификации по ч.3 ст.327 УК необходимо, чтобы лицо знало, что используемый им документ является подложным.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность использования заведомо подложного документа, осознает, что использует заведомо подложный документ и это позволит ему приобрести какие-либо права или освободиться от каких-то обязанностей, и желает этого.

26.10.04г. Ленинский районный суд г.Кемерово постановил оправдательный приговор в отношении Зайцевой, обвиняемой органами дознания в использовании заведомо подложного документа за отсутствием субъективной стороны преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда оставила оправдательный приговор без изменения, указав следующее.

Суд установил, что Зайцева имеет право на льготный проезд. Предъявление поддельного удостоверения было вызвано стремлением не обрести какие-либо права, предоставленные законом, или освободиться от обязанностей по оплате за проезд в общественном транспорте, а желанием уберечь от хищения пенсионное удостоверение, выданное в установленном законом порядке. Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Зайцевой состава преступления, а именно, его субъективной стороны.

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет, которое не подделывает, а лишь использует заведомо подложный документ. Использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, как отмечено в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Топчигренко, охватывается ч.1 ст.327 и дополнительной квалификации по ч.3 этой статьи не требует (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1999г.).

Определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда изменен приговор Заводского районного суда г.Новокузнецка от 27.10.04г. в отношении Гладкой.

Лицо, осуществившее подделку документа и само его использовавшее, несет ответственность по ч.1 ст.327 УК РФ и дополнительной квалификации по ч.3 ст.327 УК РФ не требуется.

Судом установлено, что Гладкая совершила подделку пенсионного удостоверения с целью его использования при поездке в общественном транспорте и использовала его, предъявив в качестве документа при поездке в трамвае.

При указанных обстоятельствах осуждение Гладкой по ч.3 ст.327 УК РФ является незаконным и необоснованным и подлежит исключению из приговора как излишняя квалификация. Соответственно, из приговора необходимо исключить назначение наказания по ст.69 ч.2 УК РФ.

Приговором Куйбышевского районного суда г.Новокузнецка от 29.04.04г. Меркулов признан виновным по ч.1 и ч.3 ст.327 УК РФ, что также ошибочно, поскольку целью подделки удостоверения «Ветеран труда» являлось его дальнейшее использование для бесплатного проезда в общественном транспорте.

Та же ошибка повлекла изменение приговора Заводского районного суда г.Новокузнецка от 24.05.04г. в отношении Бурханова. Кроме того, еще по 5 уголовным делам, не обжалованным в кассационном или надзорном порядке, поступившим на обобщение судебной практики, допущена такая же ошибка.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Петровой, Беловский районный суд счел возможным квалифицировать ее действия по ч.1 ст.327, ч.3 ст.30 – ч.3 ст.327 УК РФ.

Петрова, путем внесения буквенно-цифровых записей и подделки четырех оттисков клише круглых печатей, подделала листок нетрудоспособности, являющийся официальным документом, освобождающим от трудовой деятельности. После чего, предъявила его в отдел кадров предприятия, на котором работала. Подлинность печатей вызвали подозрение в подлинности у начальника отдела кадров, и листок нетрудоспособности был ей возвращен для подтверждения.

Квалификация по ч.3 ст.30 – ч.3 ст.327 УК РФ, как и в предыдущих примерах, является излишней. Но по данному делу обращает на себя внимание и тот факт, что суд, признав в действиях Петровой наличие состава, предусмотренного ч.3 ст.327 УК РФ, не верно определил и момент окончания данного преступления. Как уже отмечено выше, данное преступление окончено с момента предъявления подложного документа.

Говоря о субъекте подделки официального документа, необходимо отметить, что передача лицом, намеренным использовать поддельный документ, своей фотографии лицу, непосредственно осуществляющему подделку, пособничеством совершению данного преступления не является.

Так, Постановлением президиума Кемеровского областного суда отменен приговор Ленинского районного суда г.Кемерово от 08.10.04г. в отношении Тюниной, осужденной по ч.5 ст.33, ч.1 ст.327 УК РФ с прекращением производства по делу в связи с отсутствием состава преступления.

В соответствии с ч.5 ст.33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо установлением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Из установленных судом фактических обстоятельств дела видно, что в действиях Тюниной нет признаков содействия изготовлению поддельного пенсионного удостоверения. Передача ею не установленным органами предварительного следствия лицам своей фотографии не является пособничеством в совершении подделки этого удостоверения. Совершение Тюниной других действий, которые могли быть расценены в качестве признаков состава данного преступления, не усматривается из предъявленного обвинения, не вменено ей в вину. Лица, которым она передала свою фотографию, и лицо или лица, изготовившие поддельное удостоверение, не установлены и не признаны приговором суда виновными в подделке официального документа.

Таким образом, в действиях Тюниной отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.5 ст.33 ч.1 ст.327 УК РФ. Поэтому суд должен был прекратить уголовное дело в этой части в соответствии со ст.254, п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Использование подложного документа при мошенничестве охватывается признаками преступления, предусмотренного ст.159 УК, а его подделка и дальнейшее осуществление мошенничества квалифицируются по совокупности преступлений.

Аналогично - в случаях, когда при причинении имущественного ущерба (ст.165 УК РФ) обман выражается в использовании заведомо подложного документа, деяние квалифицируется только по ст.165 и дополнительная квалификация по ч.3 ст.327 УК не требуется. Если лицо подделало документ, использованный им в качестве средства обмана, содеянное представляет собой реальную совокупность преступлений, ответственность за которые установлена ст.165 и ч.1 или 2 ст.327 УК.

Зачастую пенсионными удостоверениями и иными заменяющими их официальными документами в целях дальнейшего использования (как правило, тайно) завладевают родственники пенсионеров, которые впоследствии, меняя фотографии на документах, фактически подделывают их. По мнению ряда правоприменителей, в таких случаях действия лица необходимо квалифицировать по совокупности ст.325 и ч.1 ст.327 УК РФ. Однако, следует иметь ввиду, что при отсутствии признаков хищения документа, квалификация по ст.325 УК РФ является ошибочной.

Судебная практика показывает, что в подобных ситуациях, действия лица квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст.324 и ч.1 ст.327 УК РФ.

Так, по делу Наумкиной (приговор Таштагольского городского суда от 22.06.04г.) установлено, что она незаконно приобрела пенсионное удостоверение инвалида 1 группы, предоставляющее право на льготы ее сестре, в которое умышленно, с целью получения права на бесплатный проезд, внесла изменения, собственноручно исправив группу инвалидности с 1 на 2, и использовала данное удостоверение для проезда в электропоезде.

Таким же образом квалифицировались судами области и действия лиц, использовавших удостоверения умерших близких родственников.

В любом случае, следует учитывать, что предметом преступления, предусмотренного ст.324 УК РФ, являются только подлинные официальные документы и государственные награды.

Так, приговором Рудничного районного суда г.Кемерово от 28.04.04г. Бочкарева признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ст.324, ч.3 ст.327 УК РФ.

Суд установил, что Бочкарева, находясь на рынке, расположенном в г.Кемерово, умышленно, с целью дальнейшего использования для бесплатного проезда в городском общественном транспорте, незаконно приобрела за 200 рублей у неустановленного дознанием лица, пенсионное удостоверение по инвалидности № 062104 на свое имя со своей фотографией (ранее переданную данному неустановленному лицу), выданное управлением социальной защиты населения администрации Центрального района г.Кемерово.

Какого-либо суждения о том, почему суд признал данный документ подлинным, в приговоре не приведено.

Суд указал, что согласно заключения эксперта, в предъявленном на исследование пенсионном удостоверении оттиски круглой гербовой печати, а также оттиски прямоугольных штампов нанесены способом высокой печати с использованием рельефных клише, изготовленных методом вырезания. Изменений первоначального содержания в представленном документе не обнаружено. Однако оценка данного доказательства своего отражения в приговоре не нашла.

Рекомендуем
© 2014 а2А аналитическая правовая база www.a2aa.ru [ PG.t : 0.11 | DB.q : 6 | DB.t : 0.00 ]